студия звукозаписи, видео, фото, дизайн

audgard

(495) 679-94-59    ICQ 78686589   
расчет ценыцена техника, оборудованиетехника примеры работработы статьи о звукозаписистатьи
аудио

Запись песни

Опыт записи классического трека Майкла Джексона "Black Or White"

Продюсеры: Майкл Джексон, Билл Боттрелл
Звукоинженер: Билл Боттрелл
Опубликовано в журнале "SoundOnSound", Август 2004

Билл Боттрелл — обладатель наград Грэмми, продюсер, звукоинженер, композитор и музыкант. Окончил колледж в 1974 году. Работал над альбомами группы The Travelling Willburys (Джордж Харрисон, Боб Дилан, Рой Орбисон, Том Петти, Джефф Линн) "Vol.1" (1988), альбомом Тома Петти Full Moon Fever (1989) и альбомом Мадонны "Like A Prayer"; он являлся сопродюсером альбома Томаса Долби "Aliens Ate My Buick " (1988), песен Мадонны из саундтрека к фильму "Дик Трейси" (1990), трех песен с альбома Майкла Джексона "Dangerous" (1992); был продюсером саундтрека к фильму "В постели с Мадонной" (1991), также дебютного альбома Шерил Кроу Tuesday Night Music Club (1993) и одноименного альбома I Am Shelby Lynne (2000). В настоящее время он выступает с различными группами недалеко от своей студии, расположенной в районе Мендочино, Северная Калифорния, и недавно закончил работу как соавтор, продюсер, инженер и звукорежиссер над вторым альбомом группы Five For Fighting "The Battle For Everything".

Поработав в качестве инженера над альбомом "Victory" группы Jacksons 5 (1984), а затем, три года спустя, в составе второй команды, над альбомом Майкла "Bad", Боттрелл, в 1988 году принял приглашение начать работу над очередным альбомом Майкла. К тому времени он довольно часто выступал в качестве продюсера, работая с Квинси Джонсом, и в тот период он стремился найти более "острое", "уличное" звучание с помощью своих коллег: Тедди Рили, Глена Балларда и Брюса Сведьена. Он стал соавтором трех хитов с альбома "Dangerous": "Dangerous", "Give In To Me" и "Black Or White".

От "плохого" к худшему…

"К концу сессий записи альбома "Bad" Майкл предупредил, что возможно пригласит меня выступить в качестве продюсера на запись следующего диска", — рассказывает Боттрелл, объясняя все моменты своего вовлечения в запись "Dangerous".

"Основу песен, изначально, составляли напетые Майклом мелодии и ритмы, потом он уходил из студии, а я развивал эти идеи с помощью кучи драм-машин и сэмплеров, включая AKAI S1000", — говорит Боттрелл, "Первые пару недель мы работали на студии Oceanway, но ни одна из записей песен не попала в альбом".

Затем они переехали в студию Westlake, где Брюс Сведьен работал в одной аппаратной, Боттрелл в другой, а перкуссионист, барабанщик и клавишник Брайен Лорен — в третьей. Вооруженный консолью Neve, для записи демо-треков Боттрелл использовал пару 24-трековых аналоговых магнитофонов Studer, и затем сводил их на 32-трековом Mitsubishi.

Как только мы перебрались в студию Westlake, первую песню, которую Майкл Джексон напел, была "Black Or White", — вспоминает Билл, "Он спел основной рифф, не уточняя, каким должен быть музыкальный инструмент для его исполнения. Я взял гитару Kramer, подключил к усилителю Mesa Boogie, снял сигнал микрофоном Beyerdynamics M160, и получил тот "песочный" звук, что выступает в качестве мелодии основного риффа песни. Также он спел мне ритмический рисунок, который я записал с помощью простой драм-машины Emulator, потом он ушел, а я провел пару дней, работая над этим треком. Вообще, Майкл практически сделал из меня композитора и музыканта, напевая мне различные мелодии, заставляя их "снимать" — на сессиях при записи песен альбома "Bad" он так и делал. Я привык использовать сэмплы, но он нуждался в "живых" инструментах: гитаре, клавишах, и т.д. Он ждал от меня такого звука, считая меня музыкантом, кем я и был ранее, до того, как запись песен не стала моей профессией.

Для песни 'Black Or White' я записал партию гитары и однотактовый ритм с помощью простенькой драм-машины EIII. Я использовал секвенсор Hybrid Arts, который мне очень нравился — он работал на платформе Atari, и был очень тонок в настройках. При записи я использовал его MIDI-часть. Все инструменты (сэмплы) я загружал в него: перкуссию, ковбелы, шейкеры, стараясь сделать ритм песни свинговым. Дело в том, что гитара играет со свинговым "чувством", как напел в оригинале Майкл, а перкуссия была в "прямом" ритме, поэтому пришлось многое изменить, чтобы придать всей записи нелинейный оттенок. Этого мы достигли путем сдвигания нот и манипулированием всеми MIDI-параметрами.

Как только я разобрался с гитарной партией и с партией драм-машины, в тот же, первый день, Майкл записал партию вокала. Для записи я выбрал микрофон Neumann U47. Я убрал низкие частоты и компрессировал сигнал с помощью лимитера Sontec. Майкл спел очень естественно и свободно, что не удивительно, ведь мы говорим о Майкле Джексоне, и для меня самой лучшей наградой было то, что в течение всей работы над альбомом (около года), мы оставили запись вокала нетронутой. Эта запись и вошла в окончательную версию песни.

Упрощая запись

Итак, за два дня работы над записью песни "Black Or White" в студии Westlake, Боттрелл записал партии гитары, барабанные петли, небольшие партии перкуссии и черновой вокал, который впоследствии остался на окончательной версии песни. Понимая, что запись партии баса и дополнительной перкуссии слишком "нагрузит" куплеты и припевы, он решил взять на себя ответственность убедить Майкла оставить песню более "свободной".

"Я считал, что вокал звучал великолепно, а партии бэк-вокала, записанные в непринужденном стиле, были очаровательны", — рассказывает Боттрелл. "В противоположность другим звукорежиссерам, которые записывали песни Майкла ранее, я постарался упростить партии вокала, записывая пару-тройку дублей, с простой фонограммой и более "инстинктивным" чувством. В нашем случае, мы записали очень располагающие к себе основной вокальный и бэк-вокальный треки, и я твердо решил их оставить в окончательном варианте записи. Конечно, прежде всего они должны были понравиться Майклу. Таким образом, у нас были куплеты, припевы и основной рифф, но в песне было два "пустых", недоделанных места в средней части, и мы сказали друг другу: "Ну что ж, мы найдем, чем их заполнить".

"Над большинством песен Майкла Джексона все (в том числе и он сам) работали очень долго, усиленно, месяц за месяцем, и "Black Or White" — не исключение. Майкл всегда стремился к максимально возможному числу вариантов аранжировки, количеству дублей, всему, что он мог сделать в песне. Работая над недоделанной секцией песни, я, несмотря на усиленное внимание Майкла и его желание обогатить все части записи, оставил простой, фанковый, легкий и свободный южный грув, который проходил через всю композицию от начала и до конца. Мы ничего не стали менять в песне. Я имею в виду, что он никогда не просил меня перезаписать вокальные треки, или что-то другое, и теперь я могу сказать, что мой замысел сделать песню простой, легкой удался, хотя, может быть, это был и его замысел".

"В песне "Give In To Me" он хотел использовать ту же манеру записи, чтобы сделать песню и вокал легкими, непринужденными, свободными. Это контрастировало с той системой записи песен, что была у него раньше — более жесткой, стандартной, той системой, которая была продиктована окружавшими его людьми: звукорежиссерами, продюсерами и менеджерами. Но в этом случае нам не удалось полностью реализовать наши планы. Вначале мы записали партию гитары, её играл я, сидя на стуле в студии, и вокал Майкла, под простой бит, барабанную петлю. Майклу очень понравилось это простое звучание, но потом я не выдержал, и начал добавлять к записи различные инструменты, "нагружать" песню новыми элементами. В какой-то момент пришел Слэш (Guns’n’Roses) и записал множество партий гитары. В результате песня изменилась не в лучшую, на мой взгляд, сторону. И мы ничего не могли поделать, ведь это был коммерческий, рекламный ход: пригласить на запись Слэша.

Как сопродюсер, Майкл, всегда прислушивался к моему мнению и доверял мне, но в тоже время вел за собой, точно зная куда идти. Он понимал, что делаю я, и знал, что нужно ему. В процессе записи песни я оказался тем "влиянием", которого ему недоставало или которого не было вовсе. Я был смесью "рокового" и "кантри"-продюсера. У Майкла — очень точные, прецизионные музыкальные "инстинкты". Песни звучали в его голове, и он старался сделать так, чтобы люди, работающие с ним, помогли ему записать их. Иногда люди его удивляли и добавляли к песне что-то своё, но главной его задачей было "получить" от продюсеров, музыкантов, звукоинженеров, то, что звучит у него в голове, когда он просыпается утром.

"Работая над "Black Or White", я записал партию акустической гитары в рок-н-ролльном стиле на Gibson LG2 1940 года. Это очень редкая модель, у меня эта гитара была довольно сильно потрепана, но звучала даже глубже и сочнее, чем большинство акустических Gibson: если ударить сильно по струнам, то звук не проваливался и не пропадал через секунду. Партия, которую я исполнил для записи, была в стиле моих музыкальных пристрастий, что-то типа Gene Vincent, когда вы играете аккорды E и A с сильной атакой на открытых струнах. Мне нравилась эта партия, и было интересно, как её воспримет Майкл, но он ничего не сказал. Он просто принял её как должное, и я был рад использовать этот классический звук на альбоме Майкла Джексона".

Запись партии в стиле рэп

Запись песни "Black Or White" заняла около года, в течение которого было записано и несколько других композиций. В процессе записи Брэд Батлер помогал Биллу Боттреллу в работе над партиями перкуссии, делая механический свинговый ритм более "человечным" и естественным. На этот раз они работали в студии Б, а Брюс Сведьен в то же время работал с Джорджем Харрисоном в студии А. Но потом внимание всех поглотила запись песни "Earth Song", вошедшей в альбом HIStory, и пары других треков, что до сих лежат на полках студии. Тогда Билл Боттрелл вернулся в студию А и работал там в течение шести месяцев до своего переезда в новую студию в Sherman Oaks. В этой студии они с Майклом и смогли заполнить те самые два пустых места песни "Black Or White". Предполагалось, что эти части будут представлять собой два разных стиля: хеви-метал и рэп.

"Я собирался вставить рэп в среднюю часть песни, а Майкл предложил включить тяжелые гитары в стиле "хэви-метал" в первые восемь тактов этой же части", — рассказывает Боттрелл. "Он напел рифф, и я пригласил своего друга Тима Пирса сыграть его, потому что в данном стиле я не играл. Тим записал несколько отличных треков на гитаре Gibson Les Paul, подключенной к большому стеку Marshall, играя аккорды, что напел Майкл — это был воистину необычный подход к записи. Люди обычно просят сессионных музыкантов: "Вот аккорд, и я хочу, чтобы он звучал в таком-то стиле", и гитаристы придумывают партию. Но Майкл мог напеть любой ритм, ноту или аккорд, и делал это очень хорошо. Он умел описывать любой звук с помощью голоса! Это тем более удивительно, когда речь идет о гитаре в стиле "хэви-метал"!

После того, как Тим Пирс закончил запись своих партий, Майкл Бодикер записал партии секвенсора Roland со звуком ускоренной электрогитары для начала и окончания "тяжелой" части. Юный музыкант Кевин Гилберт, друг Боттрелла, также принял участие в записи высокоскоростных партий секвенсора.

"Майкл Бодикер играл на синтезаторе и клавишах в нескольких песнях Майкла", — вспоминает Боттрелл, — "и на "Black Or White" он исполнил довольно быструю партию, состоящую из прыгающих вверх и вниз нот, а я записал MIDI-сигнал этих нот и ввел его в секвенсор Hybrid Arts. Далее я сделал следующее: загрузил гитарный сэмпл в Akai и проиграл его через усилитель Mesa Boogie, чтобы он стал больше похож на реальный звук. На тот момент хэви-метал-часть была уже готова, и у нас осталась только секция с рэпом. Некоторое время мы не трогали ничего в песне, но затем я записал Брайана Лорена, который исполнил бас-партию на синтезаторе Moog, и еще Терри Джексон, сыгравшую партию на пятиструнной бас-гитаре, подключенной к предусилителю, который я сделал сам. Партия Брайана была отличной, и я использовал несколько нот, записанных Терри, для уплотнения партии, а также заменил ритм простой драм-машинки живыми сэмплами из семплера Akai.

"Я все время напоминал Майклу, что нам нужно доделать рэп-секцию песни, и он приглашал известных исполнителей, таких как LL Cool J и Notorious BIG. Они записывались в разных песнях альбома, но по какой-то причине рэп-партия в "Black Or White" так и оставалась незаконченной. Мы постоянно откладывали и откладывали её завершение, и вот, в один прекрасный день, я написал рэп сам. Я проснулся утром, и даже не выпив чашку кофе, начал записывать текст, который сам появлялся в моей голове. Шед уже восьмой месяц записи песни, и я был одержим мыслью по-быстрее закончить работу над ней".

Интересно, что Майкл доверил эту часть Боттреллу, и не постарался прочитать рэп сам. "Он любит так делать", — рассказывает Боттрелл. "Что-то недоделано и упущено, и кажется, что это случайно, но, похоже, Майкл делал так специально. Как будто он точно знает, что данное упущение подхлестнет тебя, поможет сделать то, что нужно. Лично я не очень одобряю рэп, исполняемый белыми, поэтому и пригласил Брайана Лорена прочитать мой текст. Он сделал несколько исправлений в рифмах, но всё же ему было не совсем комфортно исполнять эту партию. В результате, я сам записал её в тот же день, после ухода Брайана, после нескольких дублей, оставив один, а на следующий день проиграл его Майклу и он воскликнул: "О! Мне нравится, Билл, мне нравится! Так и надо оставить". Я продолжал настаивать: "Нет, нам надо найти настоящего рэппера". Но он твердо решил её оставить и не согласился её поменять.

Я не могу сказать, насколько хорошо звучала эта часть, но после выхода альбома создалось впечатление, что люди очень хорошо восприняли эту секцию песни. Я старался действовать в духе времени, инстинктивно, и выдал самое лучшее, на что был способен, и это сработало… В добавок, в той же рэп-части я сыграл фанковую партию на гитаре Kramer, но всё же чувствовал недостаток энергии в песне. Я засэмплировал рифы "тяжелой" гитары в Akai и вставил их в песню. Я специально не стал использовать целые партии гитары, так как хотел получить более динамичное звучание. После того, как я приготовил восемь различных вариантов гитарных сэмплов, я пригласил Джейсона Мартца чтобы он правильно распределил мои сэмплы в записи песни. Он послушал сэмплы, послушал песню, и расставил их, используя Hybrid Arts, MIDI-клавиатуру и сэмплер AKAI. Тем самым, он привнес в песню зажигательный драйв рок-н-ролла и некоторую непосредственность".

Одним из пунктов, в котором Билл Боттрелл шел вразрез с мейнстримом во время записи песни "Black Or White", было то, что он использовал тон-комнаты в студиях Westlake и Record One: свои гитарные партии он записал в аппаратной, но остальные партии и части песни, включая вокал Майкла Джексона, были записаны в тон-комнатах студий. "Не забывайте, что это был конец 80-х, и большинство проектов и альбомов записывалось прямо в аппаратной комнате, а большие пространства тон-комнат оставались неиспользованными", — отмечает Боттрелл. "Я всегда считал нелепым дизайн студий, где основная часть обработок и оборудования находилось в аппаратной, а места для людей не было, поэтому я создал собственную студию, состоящую из одной комнаты без всякого разделения.

Студия была названа Toad Hall и находилась на севере Лос-Анджелеса. Это была длинная комната, с высокими потолками, неоготической подсветкой, гобеленами на стенах, антикварной мебелью и классическим студийным оборудованием. Именно здесь, помимо остальных проектов, Боттрелл записал альбом Шерил Кроу "Tuesday Night Music Club".

Сведение и склеивание.

Обычно Боттрелл сводит трек в течение записи всех инструментов. "Уже тогда я не верил в процесс сведения по итогам записи песни. Я делаю сведение "по ходу" записи, и когда треки готовы, я оставляю фейдеры на тех же местах, где они были, и нажимаю на кнопку "Запись".

Но это не значит, что всё прошло просто и легко. "Правильный" микс был найден далеко не сразу. Помогла консоль Neve 8078 в студии Record One. Как это происходило? "Сведение было похоже на путешествие", — рассказывает Билл, "Как я говорил ранее, основная часть песни оставалась нетронутой, а рэп-секция и "тяжелая" часть никак не обретали нужного звучания. Для этого мне пришлось взять запись и поехать в студию Larrabee, чтобы произвести сведение песни там. Но после этого "кантри"-гитара вдруг перестала звучать так, как надо. Проблема оказалась в пульте SSL, который отлично работал с "тяжелыми" гитарами, но был слишком "холодным" и "неподвижным" для ностальгической "кантри"-партии, в свою очередь, пульт Neve давал слишком много "звенящего" звука на перегруженных гитарах. И у меня никак не получалось свести эти части вместе. Тогда я просто свел их на разных пультах, используя Neve для основных частей песни, а SSL — для рэпа и "хеви-метал" секций, а затем склеил их друг с другом".

"Склеивание частей не заняло у меня много времени, но вот поиск самой проблемы и её решения действительно заставил меня "попотеть". Некоторое время я словно ходил по кругу, и хотя Майкл часто заезжал на студию, он не знал о проблемах, решение которых я искал. Не думаю, что сообщал ему о них. Я что-то пробовал менять, затем сводил все в конечный трек, а на следующий день был снова недоволен тем, как звучала песня. Микс был уже в окончательном варианте, меня беспокоил лишь звук, его "правильность".

Музыкальное образование

Запись альбома Dangerous заняла около 18 месяцев. Для Билла Боттрелла это был ценнейший опыт работы с мегазвездой в довольно экстремальных условиях. Для него эта запись стала так же и своеобразным обучением. В дальнейшем он начал работать над некоммерческими проектами, следуя своему увлечению стилем "кантри".

"С Майклом я достиг вершин свеого музыкального обучения", — говорит он, "Я много времени провел с ним в студиях, а также у него дома, еще до того, как мы начали работу над альбомом "Dangerous", и в результате, я стал хорошо понимать эту систему. Я научился работать и работать над песнями, пока они не станут совершенными. Объективная оценка — это огромная проблема, особенно когда ты много времени посвятил работе над песней, однако эта оценка перестает тебя волновать, если есть достаточно времени для фиксации и исправления ошибок записи. Другими словами, если что-то звучит плохо, то нет обязательного правила использовать эту часть. Или, например, если ты понимаешь, что какой-то фрагмент записи звучит нехорошо, то в течение пяти дней ты не слушаешь песню, затем анализируешь, и соглашаешься с этим. Всегда есть второй шанс, а также третий, четвертый или пятый, и этой технике я научился у Майкла, в дополнение к умению слушать то, что делают другие исполнители, твои конкуренты. Умению достичь цели, чего бы это ни стоило. Я научился всему этому… Но больше никогда не пользовался данными умениями. Я противился этим вещам, но это не значит ,что я неуважительно относился к ним. Просто я понял, что есть другие пути и способы создания хорошей музыки, может даже — прямо противоположные.

Я решил не слушать никого, делать простые записи песен, практически первые дубли. Работать, слушая прежде всего слова и мелодию вокала. И, хотя здесь тоже есть возможность углубиться куда-то, но ты будешь честным с самим собой, не слушая, что делают остальные. Этот подход к записи я и использую с тех пор. Может быть, его сложно объяснить, не осуждая при этом другие подходы к записи. Во время записи альбома Dangerous меня интересовала техника записи, которую мы использовали. Я как будто соревновался с самим собой, стараясь сохранить южнороковый кантри стиль, изначально выбранный для песни Black Or White, и я выиграл, не пойдя в "неправильном" направлении. Это был мой замысел: сохранить первый дубль.

Запись песни. Опыт записи классического трека Майкла Джексона "Black Or White"

Билл Боттрелл

Запись песни. Опыт записи классического трека Майкла Джексона "Black Or White"

Так выглядела аппаратная с пультом Neve в студии Record One в 1991 году.

Запись песни. Опыт записи классического трека Майкла Джексона "Black Or White"

Майкл Джексон

Запись песни. Опыт записи классического трека Майкла Джексона "Black Or White"

Чтобы избежать клаустрофобного устройства студии, Билл Боттрелл создал комнату из одного помещения, получившую название Toad Hall. Главной задачей студии стала запись "живого" звучания песен.

расчет цены заказа

Расчет цены аудио-услуг возможен с помощью интерактивной формы.

Студия звукозаписи "AUDGARD". Москва, ул. 7-ая Кожуховская, 4, корп. 2, офис А.
метро Автозаводская, Коломенская, Кожуховская, Дубровка, Тульская. Посмотреть на Яндекс.Карте На Яндекс.Карте
Телефон (495) 679-94-59   ICQ 78686589   ICQ 125814314   E-mail studio @ audgard.ru
e-mail list
Яндекс.Метрика